Энди Уорхол. Массовик-затейник

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Правила жизни 

ОДИН КРИТИК назвал меня «Само ничто», и это совсем не укрепило меня в ощущении собственного существования. Потом я понял, что само по себе существование ничего не значит, и почувствовал себя лучше. Однако меня все еще преследует мысль о том, что я посмотрю в зеркало и никого не увижу, только пустоту.

КОГДА-ТО Я СИЛЬНО завидовал Леви и Строссу. Если бы я только мог изобрести что-нибудь похожее на джинсы. Что-нибудь, за что меня бы помнили. Что-нибудь массовое.

КАК ТОЛЬКО перестаешь чего-то хотеть, ты сразу это получаешь. Я выяснил, что это абсолютная аксиома.

ЛЮБОВЬ в фантазиях гораздо лучше, чем любовь в действительности. Никогда не делать этого – очень возбуждает.

ДОЛЖНЫ СУЩЕСТВОВАТЬ курсы по красоте, любви и сексу. И чтобы любовь была самым главным предметом. Я всегда думал, что надо показывать детям, как заниматься любовью, и объяснить им раз и навсегда, что любовь – ничто. Но этого никто не сделает, потому что любовь и секс – это бизнес.

САМОЕ НАПРЯЖЁННОЕ ПРИТЯЖЕНИЕ возникает между двумя противоположностями, которые никогда не сходятся.

Я НЕ ВИЖУ ничего ненормального в одиночестве. Мне хорошо одному. Люди сильно преувеличивают значение их любви. Она не всегда так важна.

Я ВСЕГДА ЗНАЛ, что никогда не женюсь, потому что не хочу иметь детей, не хочу, чтобы у них были те же проблемы, что у меня.

У МЕНЯ ЕСТЬ ТЕЛЕФОННАЯ подруга. Наши телефонные отношения длятся уже шесть лет. Я живу в центре, а она – на окраине. Это замечательное решение проблемы: мы не должны по утрам мириться с плохим запахом изо рта друг друга, в то же время каждое утро мы чудесно завтракаем вместе, как любая другая счастливая семейная пара. Я на кухне в центре города готовлю себе мятный чай и сильно зажаренный английский кекс с мармеладом, а она на окраине ждет, когда из кафе ей доставят кофе с молоком и подогретую булочку с мёдом и маслом – густое на невесомом, мёд, масло и кунжутное семя.

МНЕ НИКОГДА особенно не хотелось снимать кино просто о сексе. Если бы я захотел снять действительно сексуальный фильм, я бы снял как цветок рождает другой цветок. А лучшая любовная история – просто два попугайчика в клетке.

У КАЖДОГО СВОЁ представление о любви. Одна моя знакомая девушка сказала: «Я поняла, что он меня любит, когда он не кончил мне в рот».

БРИДЖИТ БАРДО была одной из первых по-настоящему современных женщин, которые обращаются с мужчинами как с предметами для любви – покупают их, а потом выкидывают. Мне это нравится.

ЖЕНЩИН ОСОБЕННО ХОЧЕТСЯ, когда на них нет косметики. Губы Мэрилин целовать не хотелось, но они были очень фотогеничны.

В НЕКОТОРЫХ КРУГАХ, где очень большие люди думают, что у них очень большие мозги, такие слова, как «очаровательный», «способный» и «милый», звучат унизительно; ко всему легкому в жизни – а это и есть самое важное – там относятся с пренебрежением.

НЕДАВНО одна компания заинтересовалась приобретением моей «ауры». Мои произведения им были не нужны. Они только говорили: «Нам нужна ваша аура». Я так и не понял, чего они хотели.

НЕПОДХОДЯЩИЕ люди всегда кажутся мне весьма подходящими. Когда перед тобой множество людей и все они «хорошие», трудно выбрать, и самое простое – это выбрать действительно плохого. А я всегда стремлюсь к самому легкому, потому что легкий для меня – это обычно самый лучший.

Я ВЫКРАСИЛ ВОЛОСЫ в седой цвет, когда мне было двадцать три или двадцать четыре года. Когда у тебя седые волосы, твое каждое движение кажется «молодым» и «бодрым», а не считается признаком нормальной активности. Я освободился от обязанности вести себя как молодой человек. Можно иногда казаться эксцентричным или впадать в маразм, и это никого не удивит из-за моих седых волос. У тебя как будто появляется новый талант.

Я НЕВОЗРОСЛЫЙ. Я думаю, у меня не хватает веществ, управляющих ответственностью и воспроизводством. Если бы они у меня были, я бы больше думал о том, чтобы стариться правильно, четыре раза жениться и завести семью – жены, дети и собаки.

ОБЫЧНО ГОВОРЯТ, что время все меняет, но на самом деле, это ты сам все изменяешь.

ОДНО из моих любимых выражений: «Ну и что?»

ЭТО МОГЛО БЫ БЫТЬ по-настоящему американским изобретением, лучшим американским изобретением – возможность исчезнуть. При этом нельзя сказать, что ты умер, нельзя сказать, что тебя убили, и нельзя сказать, что ты из-за кого-то совершил самоубийство. Самое худшее, что может с тобой случиться после конца жизни, – это если тебя забальзамируют и положат в пирамиду. Мне противно думать, что египтяне брали каждый орган и бальзамировали его в отдельном сосуде. Я хочу, чтобы мой организм просто исчез.

ЗДОРОВО ПОКУПАТЬ ДРУЗЕЙ. Я не думаю, что нехорошо иметь деньги и привлекать этим людей. Посмотрите, кто на это клюет: ВСЕ!

НЕ ДУМАЮ, что деньги должны быть у всех. Они не должны быть для всех – а то будет неизвестно, кто имеет значение. Как скучно. О ком тогда вы будете сплетничать? Кого будете включать в списки? Уже не будет этого приятного чувства, когда кто-то спрашивает: «Можно занять двадцать пять долларов?»

МНЕ НЕ КАЖЕТСЯ, что я могу заразиться микробами, когда беру деньги. У денег есть определенный иммунитет. Когда я держу деньги, я чувствую, что на долларовой бумажке не больше микробов, чем у меня на руках. Когда я провожу рукой по деньгам, они становятся для меня совершенно чистыми. Я не знаю, где они были раньше, кто их трогал и чем, но все это стирается в ту минуту, когда я до них дотрагиваюсь.

МОЯ ЛЮБИМАЯ скульптура – это сплошная стена с дырой, обрамляющей пространство за ней. Я считаю, что все должны жить в большом пустом пространстве. Это может быть и маленькое пространство, если только оно чистое и пустое.

У ЛЮДЕЙ должна быть возможность продавать свои старые консервные банки, куриные кости, бутылки из-под шампуня, старые журналы.

ЕЩЁ один способ занимать больше места – это духи. Я обожаю пользоваться духами.

ЗАПАХ шоколада сводит меня с ума.

ИЗ ПЯТИ чувств обоняние ближе всего к полной власти прошлого. Запах действительно перемещает во времени. Когда я хочу вызвать те воспоминания, которые соответствуют моему настроению, я обращаюсь к запахам. В обонятельной памяти хорошо то, что возвращение в прошлое прекращается, как только ты перестаешь нюхать, поэтому нет печальных последствий. Это прямой способ оживить воспоминания.

ВСЁ СТАНОВИТСЯ БОЛЕЕ утончённым, если ты делаешь это в постели. Даже чистка картофеля.

СТАРЫЕ ЗДАНИЯ – неестественное пространство. Здания должны строиться так, чтобы стоять недолго. И если они старше десяти лет, от них, по-моему, надо избавляться. Я бы строил новые здания каждые четырнадцать лет. Строительство и снос занимали бы народ, а в воде не было бы ржавчины от старых труб.

В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ в нью-йоркских ресторанах появилось кое-что новое – они продают не еду, а атмосферу. Они пронюхали, что людям на самом деле нужно переменить обстановку на пару часов. Вот почему они могут позволить себе продавать только обстановку с минимумом настоящей еды.

МНЕ ОЧЕНЬ НРАВИТСЯ есть в одиночестве. Я хотел бы открыть сеть ресторанов под названием «Друзья Энди» – для других людей, похожих на меня – «Ресторан для одинокого человека». Ты получаешь еду, а потом забираешь свой поднос в отдельную кабинку и смотришь телевизор.

У МЕНЯ НЕТ ПАМЯТИ. Каждый день для меня – новый день, потому что я не помню день вчерашний. Ι

 

 

 

Энди Уорхол. Американский художник, дизайнер, издатель, кинорежиссёр, умер в 1987 году в 58 лет. Нью-Йорк.

Реклама

Автор

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s